Биографии Старцевых. Часть I.

Биографии Старцевых. Часть I.

Сообщение admin » 13 мар 2012, 20:31

Алексей Дмитриевич Старцев (1838-1900)
Алексей Дмитриевич Старцев родился примерно в 1838 г в Селенгинске. Он был незаконнорожденным сыном декабриста Николая Александровича Бестужева, сосланного в Сибирь за выступление против самодержавия в декабре 1825 г. на Сенатской площади в Санкт-Петербурге, и вступившего в ссылке в неофициальные отношения с бурятской девушкой Дулмой, которую все ласково называли Душей. (К сожалению, каких либо документов, подтверждающих имя этой женщины, нет. То что ее звали Дулмой, предположил Владимир Бараев в своей книге «Древо: декабристы и семейство Кандинских» Известно только, что отцом ее был Эрдыней Унганов.)
По указу Николая I дети, рожденные у декабристов в ссылке, считались детьми государственных преступников, они не имели права наследовать титулы и фамилию родителей, и подлежали отправке в специальные учреждения. В случае же с Алешей, ситуация усугублялась тем, что будучи рожденным вне семьи, он считался «приблудным» и должен был быть записан в казенное крестьянское сословие под именем Алексея Николаева (фамилия в этом случае давалась по имени отца). Поэтому рождение сына у Николая Бестужева тщательно скрывалось. Этому способствовало еще и то, что, несмотря на свое положение ссыльных каторжан, считавшимися государственными преступниками, многие из декабристов так и не смогли преодолеть в себе сословные предрассудки. Они считали неприемлемым, что бы дворянин – потомок знатного древнего рода, мог позволить себе вступить в брак с крестьянкой, да еще и инородкой и иметь от нее детей.
Примерно в 1944 г Дулма родила Бестужеву дочь, названную Екатериной. Что бы оградить своих детей от произвола со стороны властей и мнения общества, и обеспечить им приличное будущее, Николай Бестужев записал их на имя их крестного отца – селенгинского купца Дмитрия Дмитриевича Старцева с которым его связывали давние очень дружеские отношения. (Бестужев был крестным отцом всех детей Старцева).
Даже став взрослым человеком, известным богатым купцом и общественным деятелем, Алексей Дмитриевич никогда и никому не рассказывал о том, кто был его отец. Но близкие семье Старцевых люди говорили, что до конца жизни, на мизинце левой руки Алексей Дмитриевич носил кольцо, выкованное из кандалов его отца и оправленное в золото. Правда, и о Николае Бестужеве, и о происхождении этого кольца, дети Алексея Дмитриевича узнали только после его смерти, когда разбирали оставленные отцом бумаги.
Алексею Старцеву не пришлось учиться в гимназиях и постигать университетских наук. Его университетом стала его семья и среда, в которой он рос и воспитывался. Сначала Алеша учился дома под руководством своего отца Николая Александровича Бестужева. Дом Бестужевых всегда был полон детских голосов, потому, что Николай Александрович, умнейший и образованнейший человек своего времени, открыл школу прямо у себя на дому и обучал грамоте крестьянских и купеческих ребятишек, как русских, так и бурят.
Затем, когда мальчик подрос отец взял его с собой в путешествие-экспедицию по Сибири, которая занялась исследованием берегов Селенги, Темника, Убукуна. С экспедицией они объехали вокруг Гусиного озера. Посетили окрестные бурятские кочевья. Побывали в Гусиноозерском дацане (монастыре) Знакомились с историей, бытом, культурой и обычаями бурятского народа. Побывали на праздниках, наблюдали конные скачки, состязания борцов. Ночевали в бурятских юртах, где хозяева сначала пели песни, а затем рассказывали сказки. Николай Александрович делал много зарисовок. Собранные им материалы легли в основу известного очерка «Гусиное озеро».
Вскоре семью постигло горе – бесследно исчезла Дулма (Душа). (В своих исследованиях Владимир Бараев предположил, что скорее всего она утонула в Селенге.) Тело ее так и не нашли.
Потом началось переселение Селенгинска, который оказался в стороне от торговых путей.
Напротив старого города, на более удобном и сухом месте, где дома жителей не подвергались подтоплению со стороны реки и песчаным заносам, вырос новый поселок Новоселенгинск. Постепенно все жители переехали туда, и старый Селенгинск перестал существовать.
Николай Александрович Бестужев и Дмитрий Дмитриевич Старцев построили в Новоселенгинске двухэтажный дом (ныне это музей Бестужевых).
15 мая 1855 г. Николай Александрович Бестужев скончался. Он не дожил всего несколько месяцев до того, как, вступивший на престол царь Александр II, амнистировал осужденных по делу 14 декабря. Хотя амнистировать было уже практически некого. Из 121 человека в живых осталось всего 19.
Алексей стал помощником в торговых делах своего приемного отца в торговом доме «Д.Д. Старцев». Здесь Алеша прошел хорошую школу коммерческих наук. Достигнув юношеского возраста, он стал работать приказчиком у Дмитрия Старцева, а затем у купца Лушникова в Кяхте.
В 1861 году Алексей Дмитриевич с одним из торговых караванов ушёл в Китай. Занялся чайной торговлей и разбогател. Но связь с родиной, он не терял никогда, и часто по торговым делам возвращался, и в Новоселенгинск, и в Кяхту. К концу XIX века он был уже миллионером. В китайском городе Тяньцзине построил 40 каменных домов и типографию. Алексей Дмитриевич построил в своём парке первую в Китае демонстрационную железную дорогу длиной две мили, и телеграф.
Хорошо зная бурятский, монгольский, китайский и несколько европейских языков, он стал помощником российских дипломатов. За успешную организацию и участие в китайско-французских переговорах был награждён орденом Почётного легиона.
Алексей Дмитриевич собрал коллекцию предметов буддийского культа и библиотеку рукописей и книг по востоковедению, которые погибли в Тяньцзине во время «боксерского» восстания в 1900 года.
В 1874 году Алексей Дмитриевич женился на дочери кяхтинского купца Николая Сиднева – Елизавете Николаевне. Свадьбу гуляли в Кяхте, а затем молодые уехали в Тяньцзин. Там у них, один за другим на свет родились пятеро детей – две дочери и три сына: Елизавета (1875), Евдокия(1878), Николай (1881), Дмитрий (1883) и Александр (1884).
В конце XIX века Алексей Дмитриевич Старцев с семьей переехал на российский Дальний Восток. В 1891 он году приобрел у казны 998 десятин земли, (частично арендовал) на острове Путятин в заливе Петра Великого, построив там имение «Родное». В 1892 году купил пароход «Чайка», который выполнял грузопассажирские рейсы на линии Владивосток — Путятин.
Там же на Путятине, Старцев построил кирпичный (в 1894 году) и фарфоровый (в 1895 году) заводы. Причем Старцев был единственным заводчиком в Приморье , у которого производство кирпича происходило на машинном оборудовании. Так же он развел племенное стадо крупного рогатого скота, стадо пятнистых оленей, открыл конный завод. С 1897 года занялся шелководством, с 1899 года — пчеловодством. В центре Владивостока на улице Светланской построил 4-х этажный дом.
А. Д. Старцев был одним из инициаторов создания и членом правления Русско-Китайского банка.
В 1894 году Алексей Дмитриевич пожертвовал свой двухэтажный каменный дом в городе Кяхта для размещения в нём Кяхтинского краеведческого музея, существовавшего при Троицкосавско-Кяхтинском отделении Русского Географического Общества. После официального открытия отделения и музея Старцев был избран почётным членом Восточно-Сибирского отдела Русского Географического Общества, собирал исторические документы и материалы о Забайкалье. Финансировал деятельность общества изучения Амурского края, жертвовал на строительство зданий музеев во Владивостоке и Хабаровске.
В мае 1900 в Тяньцзине началось боксерское восстание. С тревогой следил Алексей Дмитриевич за событиями в Китае. Он надеялся, что уважающие его китайцы пощадят его дом и имущество, а главное уникальную библиотеку и ценную коллекцию предметов буддийского культа. Но этого не произошло. Восставшие расстреляли из пушек дом Старцева. В огне погибли и библиотека и коллекция.
Когда весть об этом достигла острова Путятин, сердце Алексея Дмитриевича не выдержало. 30 июня 1900 г. он скончался и был похоронен на горе, откуда открывается вид на весь остров. Она и поныне носит название «Гора Старцева».
При Советской Власти могила Алексея Дмитриевича Старцева подверглась акту вандализма. Говорили, что какой-то студент, в поисках заветного кольца Бестужева, разрыл могилу и выбросил кости, которые местные жители собрали и захоронили заново.
В 1981 г. экспедиция во главе с секретарем Общества охраны памятников истории и культуры города Владивостока Татьяной Ивановной Савиновой на парусной яхте «Блюз» прибыли на остров Путятин с целью найти могилу А. Д. Старцева, точнее то, что от нее осталось. Им удалось найти это место, наполовину засыпанное землей. Место залили бетоном и установили временный памятник – пирамиду из нержавеющей стали.
Не нашла экспедиция никаких следов от кирпичного и фарфорового заводов. Не было и дома Старцева, а об аллеях, некогда украшавших бывшее имение «Родное» напоминали лишь несколько торчавших пней. Сохранилось только несколько домов старцевской постройки.
В 1991 г. на могиле Алексея Дмитриевича Старцева был сооружен новый памятник. На каменном брусчатом основании установили металлическую колонну с бюстом. У подножия памятника мемориальную плиту с фамильным гербом и надписью «Алексей Дмитриевич Старцев».
Литература:
В. Бараев «Древо: декабристы и семейство Кандинских» Москва. Изд. Полит. Лит. 1991 г.
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений» Владивосток. 2006 г.
Старцев, Д. А. Дело Старцевых // Зап. ОИАК. — Владивосток, 1999.
Проулочнова, Н. «Есть на Путятине гора Старцева.» Океан. вести. февраль 2000.
Сушко, Е. В. Из истории российского предпринимательства и меценатства «Добро пожаловать… Приморье» .2001.
Баснина, Л. «Их именами процветало Приморье: Е. В. Путятин и А. Д. Старцев в истории края.» Дунай: Автограф, 2004.


Екатерина Дмитриевна Гомбоева (Старцева) (1844-1927).
Точных сведений о времени рождения детей Николая Александровича Бестужева не найдено. Поэтому историки и краеведы, сопоставляя различные сохранившиеся документы, смогли определить годы рождения Алексея Дмитриевича и Екатерины Дмитриевны лишь условно. У Алексея Дмитриевича таким годом считается 1838, а у Екатерины Дмитриевны 1844.
Вряд ли Катя помнила свою мать. Девочка была слишком мала, когда Дулма (Душа) погибла. Ей было не более 10-11 лет, когда не стало Николая Александровича, поэтому преимущественно Катя росла и воспитывалась в семье своего приемного отца Дмитрия Дмитриевича Старцева.
Когда Екатерина Дмитриевна достигла брачного возраста, к ней посватался Найдан Гомбоев (1838 -1906). По происхождению Гомбоев был селенгинским бурятом из «податного сословия» и братом ламы гусиноозерского дацана Д. Гомбоева. В 20 лет Найдан уже был учителем приходского училища и награжден медалью «за усердную службу». Когда в 1861 г в Урге было учреждено российское консульство, Гомбоев в течение трех лет прослужил в нем переводчиком «частным образом». В 1865 г. Найдана перекрестили в Николая Ивановича, исключив из «податного сословия», после чего он получил возможность официально перейти в гражданскую службу. Ему присвоили чин коллежского регистратора. После этого он служил в Приамурской и Приморской областях, участвовал во многих экспедициях.
В 1965 г в Урге и Тяньцзине при российском консульстве была учреждена заграничная почтовая контора, и в 1870 г. Гомбоев назначен в ней почтмейстером. С ноября 1872 г он назначен почтмейстером и Пекинской конторы, находящейся в ведении российской императорской миссии.
Предложение руки и сердца от Николая Ивановича Екатерине Дмитриевне было встречено в семье Старцевых с одобрением. После свадьбы Екатерина Дмитриевна с мужем навсегда покинула Новоселенгинск. Они уехали к месту службы Николая Ивановича в Монголию, затем в китайский Тяньцзин и Пекин.
Гомбоевы поселились в российском консульстве. Николай Иванович долгие годы проработал российским почтовым служащим в Китае. Он интересовался китайской культурой и искусством. Коллекционировал предметы буддийского культа и книги.
Эта коллекция, равно как и коллекция Алексея Дмитриевича Старцева, погибла во время боксерского восстания. Говорили, что Гомбоев просидел в осаде 56 дней, но сохранить ее, все же, не смог, поскольку русская почтовая контора, в которой находилась коллекция, сгорела полностью.
За заслуги перед Отечеством Николай Иванович Гомбоев был произведен в звание коллежского асессора (1877), в надворного советника (1878 ), статского советника (1898). Награжден серебряное медалью на шее (1860), серебряной медалью на Александровской ленте (1895), Серебряной медалью «За поход в Китай 1900-1901 годов» (1902), Орденами Cв. Станислава III ст.(1869), Св. Анны III ст. (17 марта 1878 г.), Св. Станислава II ст.(2 февраля 1881 г), Св. Анны II ст.(11 января 1885 г.), Св. Владимира IV ст. (1889), орденом Прусской короны II ст .(1891), орденом Двойного Дракона III ст. 1-го класса, Орденом Двойного Дракона 3-го класса II cт. (1902).
О самой Екатерине Дмитриевне известно очень мало. Есть сведения, что два года она работала в русской школе при посольстве в Монголии учителем литературы. Екатерине Дмитриевне, как женщине, выпала доля жены и матери.
У них с Николаем Ивановичем Гомбоевым родилось шестеро детей: Екатерина (род. 27 июля 1875), Наталья (род. 28 февраля 1878), Николай ( род. 23 июля1879), Георгий ( род. 7 апреля 1881), Анна ( род. 13 октября 1883), Владимир ( род. 17 апреля 1885). Еще двое умерли во младенчестве.
В основном, Екатерина Дмитриевна жила в Тяньцзине, затем в Пекине, где служил ее муж, но иногда она выезжала на родину в Россию. Так в 1887 г. Екатерина Дмитриевна приезжала в Иркутск, чтобы определить на учебу в семинарию для молодых девиц Восточной Сибири своих старших дочерей Катю и Наташу. Посетила она, находящийся рядом, исторический музей. По ее инициативе А.Д. Старцев и Н.И. Гомбоев подарили музею книги и предметы буддийского культа из своих коллекций. Посещала она и Санкт-Петербург, где жили и учились ее сыновья Николай (студент Восточного отделения С-Петербургского Университета) и Владимир (студент филологического факультета).
Судьба Владимира сложилась трагично. Увлекшись идеями социал-демократов, он принял участие в Первой русской революции. Был арестован и приговорен судом к смертной казни. Екатерина Дмитриевна делала все возможное, чтобы спасти сына, но в 1907 г. Владимир был казнен. Было ему всего 22 года.
Николай Иванович Гомбоев об этом не узнал. Он скончался годом ранее в 1906 г. Екатерина Дмитриевна осталась навсегда жить в Тяньцзине. Деятель сибирского отделения Русского Географического общества, писатель и журналист Серебрянников И.И., лично знавший Екатерину Дмитриевну в своих мемуарах вспоминал «…Лето 1922 года она жила у нас на даче в Бэйдайхэ, где жена моя держала небольшой пансион. Мы много беседовали с Екатериной Дмитриевной, которая была умна, наблюдательна и умела интересно рассказывать о давно минувших днях. Привыкнув, видимо, в прошлом к хорошему жизненному положению в качестве сестры влиятельного на Дальнем Востоке русского коммерсанта, она и до сих пор отличалась некоторой избалованностью и иногда чрезмерной властностью в обращении с людьми.»
Скончалась Екатерина Ивановна Гомбоева в 1927 г.
Судьба их с Николаем Ивановичем остальных детей сложилась по - разному.
Дочери одна за другой вышли замуж. Следы Натальи потерялись. Екатерина имела сына Бориса. Но о ее жизни сведений нет. Известно только, что умерла она в 1946 г.
Анна вышла замуж за иностранца, уехала с ним за границу, где прожила всю оставшуюся жизнь и умерла в 1955 г. Она дала начало большому потомству. У нее было четверо детей, 12 внуков, 36 правнуков.
Старший сын Георгий Николаевич работал на КВЖД. Умер в 1959 г. Имел двух дочерей Сусанну и Марину. У него четверо внуков и два правнука.
Средний сын Николай Николаевич в 1918 году с женой Екатериной и двумя сыновьями Николаем и Владимиром вернулся на родину матери в Селенгинск. С началом Гражданской войны встал на сторону Советской власти. Партизаны выбрали его в ревком на руководящую работу. Ему приходилось много ездить по району. В одной из таких поездок он простудился и заболел. В 1920 году, незадолго до окончания Гражданской войны, Николай Николаевич скончался и был с большим почетом похоронен в Селенгинске.
После смерти Николая Николаевича, его вдова с детьми вернулась в Китай. Жили они в Харбине, где мальчики закончили гимназию.
Там в Харбине старший из них, Владимир, женился на Александре Гавриловне Рыбиной. У них родилось четверо дочерей.
В 1945 году, с приходом Красной Армии Владимир Николаевич был арестован, и без суда и следствия отправлен в ГУЛАГ на 12 лет. Несмотря на адские условия жизни: голод, холод, каторжный труд, он не только имел силу и волю выжить, но и писал стихи.
Выйдя на свободу, он с семьей поселился в Новосибирске, но реабилитации от властей так и не дождался. Владимир Николаевич умер от инфаркта 17 июля 1977 г.
Спустя годы, младшая дочь Владимира Николаевича, Наталья Владимировна, напишет и опубликует свои воспоминания об отце. Займется она и историей своей семьи. Теперь вместе с ней этим занимаются и ее дети, особенно дочь Елена, которая еще школьницей в 2009 году написала блестящую курсовую работу «В потомках наше имя отзовется. Ландшафты семейной истории».
Таким образом, в лице потомков Владимира Николаевича, история рода Гомбоевых получила достойное продолжение.
Литература:
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений» Владивосток. 2006 г.
В. Петров. «Неизвестный Гомбоев» Газета «Бурятия» от15 июля 2002 г.


Елизавета Алексеевна Старцева-Токмакова
О жизни старшей дочери Алексея Дмитриевича Старцева не известно почти ничего.
Она родилась в 1875 г. в Тяньцзине, где прошло ее детство. На сегодняшний день не найдено никаких документов, ни писем от родных из которых можно было бы узнать, где училась Лиза Старцева, как протекала ее юность.
Известно лишь то, что в октябре 1895 г. ее руки попросил Сергей Иванович Токмаков (1870-1913) - сын известного кяхтинского купца Ивана Федоровича Токмакова (1838-1908) из рода Кандинских. Токмаковы были очень дружны со Старцевыми. Иван Федорович долгое время жил в Ханькоу и успешно занимался торговлей чая. Но к середине 1890-х гг. этот бизнес стал убыточным из–за хлынувшего на мировые рынки дешевого индийского и цейлонского чая. Иван Федорович Токмаков одним из первых, покинул Ханькоу. Он уехал в свое имение в Крым, где занялся виноделием и тоже успешно. Лизе Старцевой тогда исполнилось 20 лет, ее жениху Сергею Токмакову - 25.
Свадьбу отпраздновали 22 октября 1895 г. в Тяньцзине. В семье Старцевых сохранилось приглашение, которое Старцевы посылали друзьям на эту свадьбу. Там было написано: «Алексей Дмитриевич и Елизавета Николаевна Старцевы в день бракосочетания их дочери Елизаветы Алексеевны с Сергеем Ивановичем Токмаковым покорнейше просят Вас пожаловать к ним кушать хлеба соли в 8 часов вечера сего 22 ч. Октября. Тяньцзинь 1895 г.»
После свадьбы молодые тоже уехали в Крым, в имение Токмаковых в Мисхоре (возле Ялты). Исследуя дальнейшую жизнь Елизаветы Старцевой, писатель и журналист Владимир Бараев в своей книге «Древо: декабристы и семейство Кандинских» писал: «В окрестностях Ялты в Кореизе, Иваном Федоровичем Токмаковым была построена первая школа и больница, в Ялте – корпуса для сестер милосердия, в Алупке пансион для отдыхающих.
Дети Токмаковых любили театр, часто устраивали спектакли и концерты. В 1901 г специально для таких представлений Токмаковы построили народный дом, в котором было три драматических кружка, один из них крымско-татарский, хор и оркестр народных инструментов. На сцене народного дома выступали М. Ермолова, Е. Турчанинова, О. Книппер-Чехова.
Все это вроде бы и не относится к жизни внучки Бестужева Елизавете Старцевой –Токмаковой. Но духовная атмосфера, в которой жила она, купеческая дочь, говорит о многом. Вся обстановка совершенно некупеческой по духу усадьбы располагала к творчеству, яркой, активной жизни.»
К сожалению, счастливой семейной жизни у Елизаветы Алексеевны не получилось. Причиной этого стало отсутствие у них с Токмаковым детей, и внешне идеальная пара распалась.
«Разойдясь с мужем она уехала в Петербург к сестре Душе, потом снова вернулась в Крым. На последних снимках, сделанных в Мисхоре, она запечатлена то с собачкой у ног, то на ступенях лестницы в парке, то у мраморной скульптуры на фоне моря. И таким одиночеством веет от фотографий… С тоской глядя на русалку с ребеночком на руках, она, наверное, думала, что жизнь ее сложилась бы совсем иначе, будь у них с Сергеем Ивановичем дети.
После революции, а может и раньше Елизавета уехала в Китай, жила в Тянтьзине, но уже без собственного дома и средств к существованию».
Добавить к исследованиям Владимира Владимировича Бараева, к сожалению, нечего.
Литература:
В. Бараев «Древо: декабристы и семейство Кандинских» Москва. Изд. Полит. Лит. 1991 г.
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений» Владивосток. 2006 г.


Евдокия Алексеевна Старцева-Воронова.
Все звали ее ласково – Душа.
В семье Старцевых было принято называть своих детей в честь близких родственников. Свою старшую дочь Алексей Дмитриевич назвал в честь жены Елизаветой, а родившейся в 1878 г . второй дочери, он, видимо, дал имя своей матери.
Детство Души Старцевой прошло в Тяньцзине. Известно, что в юности она училась медицине в Швейцарии.
Душа была самая бойкая и озорная из всех детей. Еще в Тяньцзине она стала любительницей верховой езды. Ежедневные прогулки по парку в седле – были любимым ее занятием. После переезда семьи на остров Путятин, она объезжала территорию вместе с отцом, где был большой простор для скачек. У нее был свой любимый конь по кличке «Богатырь». Она хорошо умела стрелять.
В 1898 г, в возрасте 20-ти лет, Душа вышла замуж за офицера Павла Павловича Воронова. Свадьбу праздновали на Путятине.
Павел Павлович Воронов - был личностью весьма неординарной и хорошо известной на Дальнем Востоке. Он родился 26 июля 1862 года. После окончания Николаевского кавалерийского училища по 1-му разряду, Воронов командовал эскадроном, в том числе и в Лейб - Гвардии Гусарском Его Величества полку, после чего его карьера резко пошла вверх. В августе 1897 г. по просьбе командующего войсками Печелийской провинции генерала Не Шичена он был командирован Главным штабом в один из китайских отрядов в Лутае, недалеко от Пекина, поскольку китайцам требовался толковый кавалерийский офицер для подготовки их конницы. Данная ему инструкция Главного штаба предписывала трехгодичную службу в качестве советника, инспектора кавалерии и определяла его основную задачу не только в обучении местных войск, но и в «получении самых точных сведений об их состоянии, расположении, вооружении и всех происходящих в Северной армии переменах». В марте 1897 г П.П. Воронов и находившиеся при нем два офицера начали проводить занятия в Кайпинской кавалерийской школе, а в 1899 г. китайские власти, довольные ходом учебного процесса и достигнутыми успехами, обратились в военное министерство России с просьбой оценить труд военных. В декабре Воронов был награжден орденом Святой Анны 2-й степени, а два его унтер-офицера медалями «За усердие». В последствии, Павел Павлович Воронов был награжден и китайским орденом Двойного дракона 3-го класса.
Из-за начавшегося в 1900 году восстания ихэтуаней, резко изменившего внешнеполитическую ситуацию на Дальнем Востоке, Воронов остается первым и единственныи инструктором Российской империи в китайских войсках. В начале самого восстания, которое он встретил в Тяньцзине, ему пришлось воевать в том числе и против собственных учеников. – кавалерии генерала Не Шичена, которая благодаря таланту Воронова, оказалась чуть ли не одной из самых боеспособных составляющих китайской армии, принявшей участие в конфликте.
После освобождения европейцами Тяньцзина, Воронов некоторое время проработал его русским губернатором, поскольку занимавший этот пост российский военный агент в Китае К.И. Вогак серьезно заболел.
Душа, как положено жене офицера, повсюду следовала за своим мужем. Она оказалась очень ценной помощницей для него. Душа с детства в совершенстве владела китайским языком. Известный журналист и писатель-востоковед Д.Г. Янчевецкий писал о ней: «… Если бы она пожелала произнести в Петербурге речь на китайском языке, она затмила бы весь Восточный факультет безукоризненной чистотой и красотой произношения, знанием духа языка и богатством выражения. Полковник Воронов неоднократно пользовался ее услугами при сношениях с генералом Не Шиченом, который говорил, что редко встречал иностранцев, которые бы так блестяще владели китайским языком, как эта русская лингвистка…»
Когда началось восстание, Душа пошла служить сестрой милосердия. В Тяньцзине она была ранена и награждена георгиевским крестом.
С началом русско-японской войны, весной 1904 г Душа возвращается во Владивосток в родной дом на Светланской. Она приехала с целью организовать на средства Старцевых санитарный лазарет. Возражений не было и началось его комплектование: оборудование, медикаменты, персонал и многое другое.
В числе других отрядов-лазаретов собранных на добровольные пожертвования, санитарный лазарет, организованный Душей обосновался в пригороде Харбина.
Корреспондент Василий Немирович – Данченко в своей публикации «Сестрицы» писал о Евдокии Вороновой : «…Маленькая, худенькая, очень изящная… У нее Георгиевская ленточка в петличке. Один раз я ее только и видел с нею. Обыкновенно она этого не носит. Получила за китайскую войну… Большие черные глаза – даже не черные. Черные всегда невыразительные, а в этих и глубина, и вопрос, и тоска о чем-то… Голос тихий и нежный – в сердце стучится. Такой бывает только у очень хороших женщин… Это очень богатая женщина, составившая за свой счет и на пожертвования знакомых целый санитарный, в полном смысле слова, летучий отряд. Я ее видел 31 мая и 1 июня, вторично в злополучную бойню под Вафангоу – верхом, по пути на перевязочный пункт, у носилок раненого, у гроба умершего. Она не покладала рук, голодная, утомленная, измученная! Где только она брала силы, откуда они являлись в ней? Кажется самое сейчас на носилки, - нет, смотришь, она вся в кипении страшного дела»…
О дальнейшей жизни Души Старцевой сведений очень мало. Известно, что она жила с мужем в Туркестане, затем в Петербурге. В справочнике «Весь Петроград» за 1916 г. значилось, что Евдокия Алексеевна Воронова, жена генерал-майора проживала в Саперном переулке № 14. Имя ее мужа там не упоминается, но поскольку шла Первая Мировая война, то можно предположить, что Павел Павлович Воронов находился где-то на фронтах. Никаких сведений о нем тоже больше нет.
Вскоре Душа оказалась в Сербии. Неизвестно, как и почему она туда попала. Возможно, она уехала к проживавшему в то время на территории Сербии брату Николаю.
В 1980-х гг. Владимир Бараев, разбирая архив Марии Васильевны Будылиной, которая приходилась Душе Старцевой двоюродной сестрой, нашел письма Души, которые она отправляла в Лондон, где жила ее тетя Надежда Николаевна Будылина с дочерью Надеждой Васильевной, а те переправили эти письма в Москву. Письма были отправлены из г. Фьюме (ныне этот город называется Риека и находится на территории Хорватии). «Ты не можешь себе представить, – писала Душа Надежде Николаевне Будылиной 13 сентября 1924 года, - как угнетает мысль о том, что через некоторое время окажешься снова на улице, без гроша и с сильно подорвавшимся здоровьем… Крылья подрезаны, ничего не можешь. Я теперь так понимаю рабочих и служащих! Понимаю забастовки, так как сама сталкиваюсь с такими чудовищными несправедливостями… Говорят, жизнь в России налаживается. Может, скоро и попадем на Родину, иначе не хочется и заглядывать в будущее…».
«Грустные и тяжелые строки – комментирует это письмо в своей книге В. Бараев. – Но в конце письма вдруг прорывается прежняя Душа: «Авто теперь заменяет наших былых лошадей, хотя я никогда не променяла бы хорошую лошадь на авто»».
14 марта 1925 г. Надежда Николаевна Будылина, написала дочери Маше из Лондона письмо, в котором она рассказала, что в Лиза (Елизавета Алексеевна Старцева-Токмакова), проживающая в тогда в Китае, хотела выписать Душу в Тяньцзинь. В день рождения Лиза получила от друзей подарок – куст роз усыпанный чеками. Она очень обрадовалась и сейчас же перевела деньги Душе. « Мы все рады за Душу, - писала Надежда Васильевна, - Она, конечно, и там будет служить где-нибудь, она ведь не то, что Лиза».
Но вернулась ли Душа в Китай, так и осталось не ясным. По смутным сведениям она осталась в Сербии.
Литература:
Д. Янчевецкий «У стен недвижного Китая». С-Петербург. 1903 г.
В. Бараев «Древо: декабристы и семейство Кандинских» Москва. Изд. Полит. Лит. 1991 г.
Р.С. Авилов «Для охранения границ Южно-Уссурийского края сформировать…» Владивосток. Дальнаука. 2011 г.
admin
Администратор
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 31 авг 2011, 12:21

Вернуться в Старцевы

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron