Биографии Старцевых. Часть II.

Биографии Старцевых. Часть II.

Сообщение admin » 13 мар 2012, 20:29

Николай Алексеевич Старцев
Николай был третьим ребенком в семье Алексея Дмитриевича Старцева и старшим из трех сыновей. Он родился в 1881 году в Тяньцзине. В середине 1890-х, семья поселилась во Владивостоке. Свое имя Николай получил в честь родного деда - Николая Александровича Бестужева.
Известие о смерти отца 30 июня 1900 г., и о том, что он, Николай, отныне стал старшим мужчиной в семье, застало юношу в Москве, где он учился в Московском коммерческом училище. Николаю Алексеевичу на тот момент было всего 19 лет. Однако учебу он не прервал, и во Владивосток смог вернуться только в 1902 г., после окончания училища.
За два года, прошедшие со дня смерти отца, некогда большое хозяйство на Путятине пришло в упадок. Фарфоровая фабрика практически не работала, машинное оборудование кирпичного завода износилось и восстановлению не подлежало. На плечи Николая легла нелегкая забота о наведении порядка. Фарфоровую фабрику пришлось закрыть совсем. Кирпичный завод решено было перенести на материк, причем, разработанное отцом машинное производство кирпича, из-за изношенности оборудования, пришлось прекратить. Отныне китайские рабочие производили его в ручную.
На материке Николай Алексеевич посетил еще один кирпичный завод в Хилково, который, к счастью, хотя и на ручном производстве, но работал исправно. Затем он объехал и осмотрел принадлежавшие Старцевым угольные рудники в пос. Угловом.
В быстро растущем Владивостоке потребность в угле была очень велика. Угольная промышленность становиться прибыльным делом, которым стали заниматься многие предприниматели. Николай Старцев тоже не остался в стороне. Вместо «Товарищества А.Д. Старцев и К», он вместе с горным инженером Л.Л.Арцтом создает «Уссурийское горнопромышленное общество». Все рудники товарищества вошли в новое общество. Директором и распорядителем стал Л.Л. Арцт, Н.А. Старцев – членом правления.
Во время Русско-японской войны Николай был единственным из Старцевых, кто остался во Владивостоке. Все время он проводил в разъездах, особенно в Хилково, где планировал в 1906 г запустить новый кирпичный завод.
Вскоре, после окончания войны, во Владивосток вернулись младшие братья Дмитрий и Александр. Однако принимать активного участия в управлении делами семьи они не стали, поскольку Дмитрий решил поступить на военную службу, а Александр хотел продолжить учебу в Восточном институте.
Осуществлять раздел имущества братья не стали. В октябре 1905 г. они создали новую фирму «Торговый дом Наследники А.Д. Старцева».
В 1906 г. во Владивостоке начинается, необходимое городу, строительство хирургического отделения Краевой больницы. Одновременно с ним, имелся проект, столь же необходимого городу, родильного отделения. Однако денег на его строительство у городского муниципалитета не было. Тогда Николай Алексеевич предложил построить родильное отделение на свои личные средства, но с одним условием, что построенное отделение будет носить имя его отца А.Д. Старцева. На заседании Городской управы от 3.04. 1907 г. это предложение было с благодарностью принято.
Строительство родильного отделения длилось почти пять лет с 1908 по 1913 гг. Это здание и по сей день украшает г. Владивосток.
В 1909 г., после того как закончилось строительство пятиэтажной пристройки к дому на Светланской 69, и вся семья поселилась в новых комфортабельных комнатах, Николай Алексеевич женился. Его избранницу звали Нина Владимировна. А еще через год в семье родилась дочь.
Период с 1906 по 1914 гг. Николай Алексеевич провел в заботах по расширению дела.
После запуска кирпичного завода в Хилково, он выкупил с торгов Александровский угольный рудник на Тавричанке, который немедленно ввели в строй. Но здесь возникли трудности с доставкой угля во Владивосток, поэтому, как только старцевские изыскатели обнаружили залежи угля за селом Угловое, рудник в Тавричанке был продан.
Четыре рудника в Угловом, в течение нескольких лет приносили семье Старцевых очень хороший доход.
В начале 1914 г. Николай Алексеевич Старцев решает уехать с семьей в Европу. Есть предположение, что он уехал в Сербию. Что побудило его сделать такой шаг, и по сей день остается загадкой. Возможно, он и не думал уезжать навсегда. Однако начавшаяся Первая мировая война, и последовавшая за ней Октябрьская революция, навсегда отрезали его от родного дома. Связь с братьями прервалась и никаких сведений о дальнейшей судьбе Николая Алексеевича, равно как и о судьбе его жены и дочери нет.
Литература:
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений» Владивосток. 2006 г.


Дмитрий Алексеевич Старцев
Четвертый ребенок Алексея Дмитриевича и Елизаветы Николаевны Старцевых родился в Тяньцзине 23 июня 1883 г, о чем свидетельствует сохранившийся документ следующего содержания: « По реестру №566. Свидетельство.
Сие дано из имп. Росс. Консульства в Тяньцзине за надлежащей подписью и приложением казенной печати и удостоверением того, что у селенгинского купца Алексея Дмитриевича Старцева и его жены Елизаветы Николаевны (урожден.Сидневой), постоянно проживающей в Тяньцзине, 23 числа июня месяца тысяча восемьсот восемьдесят третьего года родился сын, которого родители нарекли Дмитрием.
Тяньцзин. 18 июля 1883 года. Упр. Консульства М. Шишмарев.».
Своего второго сына Алексей Дмитриевич назвал в честь своего приемного отца - Дмитрия Дмитриевича Старцева.
На момент смерти отца Дмитрию Алексеевичу Старцеву шел 17-й год. Юноша учился в Московском коммерческом училище, которое он успешно окончил 3 июня 1905 г.
Интересен тот факт, что, несмотря на то, что Дмитрий был на год старше своего брата Александра, тем не менее, во все учебные заведения он поступал следом за младшим братом и, следовательно, заканчивал их на год позже него. Почему так произошло - не известно. Однако факт остается фактом.
Окончив Московское коммерческое училище, Дмитрий Старцев отправляется на родину своего отца в Новоселенгинск, куда после начавшейся Русско-японской войны эвакуировались из Владивостока его мать Елизавета Николаевна и младший брат Александр. Туда же недалеко от Новоселенгинска в Верхнеудинск (ныне Улан-Уде) эвакуировался и Восточный институт, студентом которого был Старцев – младший.
28 июня 1905 г. Дмитрий подает прошение на имя директора Восточного института с просьбой зачислить его студентом на первый курс.
23 августа 1905 г. Русско-японская война завершилась. В октябре 1905 г. Восточный институт, а вместе с ним и братья Старцевы, возвращаются во Владивосток. Неожиданно Дмитрий принимает решение пойти на военную службу вольноопределяющимся, в связи с чем подает прошение об отчислении его из Восточного института.
Служба в армии не принесла ему удовлетворения. Через два года в чине прапорщика он уходит в запас.
Выйдя в отставку, Дмитрий Алексеевич включился в семейный бизнес.
Из автобиографии Дмитрия Алесеевича Старцева:
«… Я поступил в свою контору, где все время работал: во Владивостоке по углю, а на острове Путятина по сельскому хозяйству. Здесь я увеличил фруктовый сад до двух с половиной десятин, где были культивированы сорта яблонь, вишен, черешни и слив, которые давали хорошие плоды. Из овощей садили овощи для консервного завода из бухты Гайдамак для гражданина Кайзерлинга. Затем я завел крупный рогатый молочный скот (голландский). Скрещивая местный скот с голландским производителем, мы получали прекрасные экземпляры улучшенного местного скота, который распределялся в близлежащие деревни. Так же мы улучшили местную породу лошадей, скрещивая их с Орловскими производителями. Много наших лошадей можно было встретить и в деревнях, и во Владивостоке. Немало распространено по краю от нас свиней йоркширской и берыширской пород, который были выписаны мною из за заграницы. Культивируя плодовые деревья, мы точно установили, что они переносят местный климат.»
С началом Первой мировой войны Дмитрий Алексеевич, как военнообязанный, вновь был призван в армию и отправлен на фронт. Он служил во 2-м парке 6-го Сибирского дивизиона сначала младшим офицером, затем заведующим хозяйством. В конце войны был произведен в поручики. Из-за сильно пошатнувшегося здоровья, он был вынужден около шести месяцев пролечиться в Ессентуках.
Осенью 1919 г. Дмитрия Алексеевича демобилизовали. Ему предстоял нелегкий путь возвращения на родину во Владивосток морем через Константинополь. В пути он заболел испанкой и был вынужден около трех месяцев лечиться в Порт Саиде, а затем перебраться в Сингапур. Лишь благодаря материальной помощи от родных он смог в начале 1920 г. вернуться во Владивосток.
Здесь он узнал, что хозяйства на Путятине у них больше нет. Но остались в собственности угольные рудники в Угловом и кирпичный завод в Хилково.
В охваченном революцией Владивостоке власть перешла к большевикам. Однако, наученные горьким опытом бездарно проведенной в центральных областях России национализации промышленных предприятий, приведших к полному упадку экономики, обессиленные гражданской войной, и не имеющие умения и опыта управления промышленностью и хозяйством, большевики пошли на безпрецендентный для них шаг – создание на территории Дальнего Востока Дальневосточной Демократической Республики (ДВР) со своим правительством и с сохранением частного сектора экономики.
Министром промышленности ДВР стал Борис Юльевич Бринер – друг детства и юности братьев Старцевых.
Все это привело Дмитрия Алексеевича к мысли, что незачем уезжать за границу, надо работать на пользу Приморья. Он поселяется на станции Угольная, ставшей его домом на несколько лет. Здесь они с братом вновь пустили в строй кирпичный завод, а в 1922 г. начали строительство стекольного завода. Организовывали разведывательные работы по поиску и разработке новых угольных месторождений. Дмитрий Алексеевич предлагал проекты газификации угольной промышленности, которыми заинтересовались даже в Москве.
В этот период времени Дмитрий Алексеевич женился. Мария Алексеевна ранее была замужем и от предыдущего брака имела троих детей. Дмитрий Алексеевич заменил им отца. Именем свой жены он назвал один из угольных рудников – Мариинский.
Однако, чем больше набиралась опыта и умения советская власть, тем больше препятствий чинила она частным собственникам. Это сказывалось и налогообложении на частную собственность, и на постоянном нарушении договоренностей между собственниками и госструктурами, причем нарушали их именно последние. Так, например, Продоселикат, в руках у которого находились все госзаказы, и который по договору покупал у Старцевых все 100% продукции стекольного завода, в 1927 году в одностороннем порядке расторг заключенный ранее на несколько лет договор, и прекратил платежи за уже полученный товар. Неустойка, естественно, выплачена не была.
К этому добавились стихийные бедствия. Летом 1927 года мощный тайфун уничтожил на открытых площадках кирпичного завода 150 000 штук кирпича, а в Угловом затопило три угольных шахты. Платить зарплату рабочим было нечем, а сокращать рабочие места власти запретили. Рабочие подали в суд с требованием выплаты зарплаты и предприятия пошли на распродажу. С молотка пошло все: кирпичный, стекольный заводы, угольные рудники, железнодорожные подъезные ветки. Распродано всевозможное имущество, материалы и станки. С 1 марта 1928 года фирма «Торговый дом наследники А.Д. Старцева» перестала существовать. Собственный дом Старцевых на Светланской тоже отобрали.
Дмитрий Алексеевич поселился близ Владивостока на станции Седанка. Как только нужда заглянула в дом Старцевых, Мария Алексеевна бросила мужа, и, укатила с любовником в Ленинград.
Оставшись один, Дмитрий Алексеевич не опустил руки. Он снова пытается заняться угольным делом. Он находит выработанный и брошенный рудник, на котором еще можно добывать уголь. Из оставшихся без работы угольщиков сколотили бригаду и начали нарезку угля. Когда осталось только отгрузить уголь потребителю, кто-то донес, что у Старцева работает «подпольное предприятие». Дело передали в суд, который признал рудник как действующее предприятие, уклоняющееся от уплаты налогов. Дмитрия Старцева признали виновным в нарушении закона и осудили на два года лишения свободы. После подачи аппеляции эту меру заменили на высылку из Приморья сроком на три года.
Дмитрий Алексеевич переезжает в Москву. Этому способствует друг семьи Борис Бринер, который принимает его на должность заведующим снабжением «Горной Промышленной Корпорации Тетюхе». Корпорация была основана на иностранном капитале. Само предприятие находилось, непосредственно, в Тетюхе (ныне г. Дальнегорск). Но должность заведующего снабжением предусматривала нахождение данного лица в столице, что бы решать многочисленные вопросы по доставке на предприятие оборудования, продовольствия и т.д.
Дмитрий Алексеевич поселился в Скатертном переулке. Но в июне 1930 года он вновь был арестован и отправлен в Хабаровск. На этот раз его обвинили во вредительстве. Выяснилось, что на станции Угольной новая власть решила реконструировать кирпичный завод. Установили новое современное оборудование. Но, не имея знаний и опыта, выпустить качественный кирпич не смогли. Чтобы обелить себя в глазах общественности, провал объяснили «происками контрреволюционных элементов», которые всячески «вредили» советскому народу. Дмитрию Старцеву вменили в вину, что, якобы, в бытность своего нахождения на станции Угольная, он занимался вредительством и подбивал на это рабочих и мастеров. «Повесили» на него и сгоревшую кузницу. Как ни отбивался Дмитрий Алексеевич, суд признал его виновным и приговорил к трем годам лагерей.
Отбыв срок, Дмитрий Алексеевич возвращается в Москву. При паспортизации ему отказали в прописке и выслали из столицы за 101 км.
Дмитрий Алексеевич поселился в подмосковной Кашире, где познакомился с местной промышленностью города, сошелся с ее руководителями. Его приняли на работу в артель «Новая жизнь метизов», которая занималась изготовлением «ширпотреба» - от складных металлических кроватей до мусорных урн.
Вскоре к нему приехал младший брат Александр с женой и двумя маленькими сыновьями. Младшему из них, Мите, было всего три года. Много лет спустя Дмитрий Александрович Старцев в своей книге воспоминаний под названием «Владивосток-Кашира» писал: «Дядя Митя для нас, малолеток, был естественным и привычным, почти как отец. И я относился к нему, как к отцу. Помнится, я недоумевал, почему это в семьях моих друзей нет такого дяди? Разве это нормально?... Жизнь протекала в одной комнате. Основную площадь занимала семья младшего брата, а возле дверей, в уголке, отгородившись ширмой, на раскладушке ютился Дмитрий, дядя Митя… Он носил модную среди ответработников полувоенную форму: фуражка на вате, диагоналевая гимнастерка, подпоясанная как толстовка узким ремешком и на ногах краги, кожаные, немного опереточные. Находящийся у властей на подозрении, обложенный запретными параграфами, он старался выглядеть советским активистом.»

Братьев Старцевых арестовали поздно ночью 20 августа 1937 года. Сначала их поместили в городскую тюрьму, а затем переправили в знаменитую московскую Таганку. Об их судьбе долгое время ничего не было известно. Лишь почти шестьдесят лет спустя, близкие узнали, что оба брата были расстреляны интервалом в один день. 13 октября 1937 г был расстрелян Дмитрий, а на другой день, 14 октября, его младший брат Александр.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 г. Старцев Дмитрий Алексеевич был реабилитирован (посмертно).
Литература:
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений». Владивосток. 2006 г.
Д. А. Старцев «Владивосток – Кашира». Владивосток. 2008 г.


Александр Алексеевич Старцев
27 июня 1885 г именем Государя Императора Александра III был подписан указ о возведении селенгинского Первой гильдии купца Алексея Дмитриевича Старцева в сословие потомственных почетных граждан. В грамоте на имя Алексея Дмитриевича указывалось, что сие звание закрепляется за ним, его супругой и четырьмя детьми Николаем, Дмитрием, Екатериной и Елизаветой и их потомками навечно.
Когда готовился и подписывался этот указ, в С-Петербурге еще не знали, что у Алексея Дмитриевича и Елизаветы Николаевны родился еще один сын, имя которого в данном указе, естественно не упоминалось. Но волею судьбы именно этому, пятому по счету ребенку, единственному из всех пятерых, суждено было в будущем продолжить род Старцевых.
Младшего сына, родившегося в Тянцьзине в 1884 г, Алексей Дмитриевич назвал в честь своего родного дяди – декабриста Александра Александровича Бестужева.
Метрики о рождении и крещении мальчика были с годами утеряны. И, несмотря на то, что в семье Старцевых сохранились некоторые документы виде ксерокопии паспорта и личной анкеты Александра Старцева из архивов НКВД, число и месяц рождения в них отсутствует. Указан только год. Но сыновья Александра Алексеевича вспоминают, что свой день рождения отец отмечал 6 декабря. Однако и эта дата вызывает у них сомнение, поскольку 6 декабря был днем рождения их матери. Было ли это совпадением, или просто сам Александр Алексеевич так хотел, остается тайной.
Саше Старцеву было 12 лет, когда семья переехала на постоянное место жительства во Владивосток. Вскоре глава семьи познакомился и подружился со многими уважаемыми семействами в городе, и те в свою очередь стали посещать имение Старцевых «Родное» на Путятине. Среди них особенно выделялась семья Юлия Ивановича Бринера, с детьми которого братьев Старцевых, особенно Сашу, связала крепкая дружба.
В самом конце 1890-х гг. Александр поступает на учебу в Московское коммерческое училище, где уже учился старший брат Николай. Годом позже в это же училище поступит и средний брат Дмитрий. Таким образом, все три брата Старцевых оказались вместе. Здесь их застало известие о смерти отца. Тем не менее, учебы они не прервали. Возможно, таковым было желание их матери.
Учебу в Москве Александр закончил в июне 1904 г. В тот же год, вернувшись во Владивосток, он подает прошение на имя директора Восточного института о принятии его в число студентов на китайско-японское отделение.
Время было тревожное. Шла Русско-японская война. С падением Порт-Артура угроза нападения нависла и над Владивостоком. Восточный институт эвакуируют в Верхнеудинск. Александр с матерью тоже покидают город. Летом 1905 года к ним присоединяется Дмитрий.
Но вскоре война закончилась. Восточный институт вновь возвращается во Владивосток. Следом за ним, вместе с матерью, возвращаются в город Александр и Дмитрий. Хозяйство семьи Старцевых было далеко не в лучшем состоянии, поэтому старший брат Николай попытался привлечь младших к делам управления, но активного желания с их стороны не встретил. Дмитрий ушел на военную службу, а Александр решил продолжить учебу в Восточном институте. Новую фирму «Торговый дом наследники А.Д. Старцева», на первом этапе, Николай Старцев возглавии в одиночестве.
Однако уже осенью 1906 г. стало понятно, что одному ему управлять целым хозяйством не по силу. Тем более, что Старцевы развернули во Владивостоке строительство пятиэтажной пристройке к дому на Светланской 69. Решили, что Александр оставит учебу и присоединиться к делам. Точнее возьмет на себя строительные работы.
Постепенно Александр становиться помощником старшему брату и в строительстве родильного отделения во Владивостоке, и в пуске кирпичного завода в Хилково, и в освоении новых угольных месторождений в Угловом. Он так втянулся в дела, вник в каждую мелочь, что старшему брату стало понятно – дело семьи Старцевых находиться в надежных руках.
В начале 1914 г. Николай Старцев с семьей покидает Россию. Как потом оказалось – навсегда. Незадолго до этого, в один из дней, в доме Старцевых на Светланской гостил, приехавший на каникулы из Петербурга, Борис Бринер. Он так и пришел к ним в студенческой форме с вензелями Петербургского горного института на кителе. В какой-то момент Борис с женой Николая вышел на балкон. Она сидела в мягком кожаном кресле, а он, облокотившись на его спинку, разговаривал с ней. Что-то в позе этих двоих так понравилось Александру, что он взял фотоаппарат и сделал снимок. (По другой версии, снимок сделал Николай. Но, как бы то ни было, негатив остался у Александра). Он и предположить тогда не мог, что этот дружеский снимок почти четверть века спустя сыграет в его судьбе роковую роль.
После отъезда старшего брата, Александр на шесть лет остается на хозяйстве один, пока в 1920 году во Владивосток не вернется Дмитрий, мобилизованный на фронт с началом Первой мировой войны.
Война внесла свои коррективы в жизнь предпринимателей Приморья, и заставила их объединяться по отраслевой принадлежности. Для обсуждения экономических вопросов стали регулярно проводиться собрания Владивостокского биржевого комитета, возглавляемые зятем Ю.И. Бринера А.А. Масленниковым, съезды лесопромышленников и горнопромышленников.
Организатором съездов горнопромышленников Уссурийского городского округа, на которых решались многие экономические вопросы, а так же председателем постоянного Совета этих съездов стал Александр Старцев.
Первый съезд провели в 1915 году в доме Старцевых. Здесь же разместился Совет. В этом же доме разместилось и Управление горного округа области.
В эти годы Александр становится частым гостем в доме семьи Бринер. И не только дружба с Борисом Бринером была тому причиной. Родные знают, что Александр влюблен в его сестру Марию.
Мария Юльевна, была настоящей красавицей. Маленькая, изящная с большими выразительными глазами, она привлекала к себе внимание многих молодых людей. За острый язычок и непредсказуемый характер, друзья дразнят Марию «Сибирской язвой», и ей это нравиться. Александр сделал Марии предложение руки и сердца. Его уже считают ее женихом. Но что-то происходит между ними, и Мария отвечает отказом. Видимо, Александр нелегко переживал это, и какое-то время был обижен за этот отказ. Мария подарила Александру на память свою фотографию, а на обратной стороне сделала надпись: «Саня! Ну, посмотрите на меня и улыбнитесь. Вот и помирились, да?» и подпись «Сибирская язва». Эту фотографию Александр Старцев хранил всю свою жизнь. Даже в самые тяжелые годы, навсегда покидая Владивосток, он забрал эту фотографию с собой и никогда с ней не расставался. Что же касается Марии Бринер, то она вскоре вышла замуж за офицера Сергея Хвицкого и навсегда покинула Владивосток.
Кто знает, может быть именно любовь к Марии Бринер, послужила причиной дальнейшей неудачи в семейной жизни Александра Старцева. Известно, что он вскоре женился, но очень быстро развелся, т.к. отношения с женой не сложились.
Второй брак вообще оказался трагическим. Всего через неделю после свадьбы, в пятницу 22 октября 1920 года, его молодая жена была убита офицером-кавказцем, с которым она ранее была помолвлена. Проживающая в то время во Владивостоке американка Элеонора Прей записала в своем дневнике от 25.10.1920 г.: «Нечто ужасное произошло в начале подъема к нашему переулку в пятницу утром (22 октября), около одиннадцати часов. Госпожа Старцева, молодая женщина, только что вышедшая замуж, шла в город, а человек, с которым она была помолвлена, но которого она оставила около месяца назад, чтобы выйти за Александра Старцева, выстрелил в нее сзади, а затем застрелился сам; он скончался сразу, а она прожила еще несколько минут. Ужасная лужа крови оставалась на этом месте даже тогда, когда мы спускались вниз по лестнице в четыре часа».
Некоторое время после этой трагедии Александр жил один, пока однажды, в доме у Бринеров, не обратил внимание на молоденькую горничную Катю Шевченко. Девушка понравилась ему, и он упросил Бринеров отдать Катю в услужение ему. Именно в услужение, потому, что по меркам того времени было немыслимо, что бы человек, принадлежавший к сливкам общества мог жениться на простолюдинке. Поэтому довольно долгое время они с Катей не афишировали своих отношений и жили гражданским браком.
И все же небеса породнили Александра Старцева с домом Бринеров. В июле 1920 года у Бориса Бринера родился сын Юлий. 7 января 1921 г. мальчика крестили в Свято-Николаевской церкви на Второй Речке. Выбор крестных родителей в те времена был делом особым, ибо крестные были самыми близкими людьми, даже более близкими, чем родственники. Их выбирали из числа людей, которых особо ценили, которым особо доверяли, и никаких случайностей здесь не допускалось. Поэтому крестной матерью мальчика стала его родная тетя Вера Дмитриевна Благовидова Бринер, а в крестные отцы Борис Бринер пригласил своего близкого друга Александра Старцева. Этот крестник Александра Алексеевича Старцева, в будущем, станет известным на весь мир актером, обладателем премии Американской киноакадемии «Оскар» Юлом Бриннером.
Все эти события личной жизни Александра Старцева протекали в сложнейший период революций и гражданской войны.
3 марта 1917 г. во Владивосток пришла весть о падении царизма. На стихийно возникших митингах принимались резолюции в поддержку революционного Петрограда. Политическая обстановка была не стабильной. Реальная власть в крае принадлежала назначенному Временным правительством областному комиссару. В его поддержку создавались Комитеты общественной безопасности. Хозяйственные функции по-прежнему выполняла Городская дума. В это же время стали создаваться органы революционно-демократической власти. 4 марта 1917 г. в одном из помещений в доме Старцева, происходит собрание, на котором избирается первый в городе Совет рабочих и солдатских депутатов во главе с большевиком С.М. Гольдбрейхом.
Развитию революционных событий в Приморье способствовало оживление деятельности политических партий. Социал-демократические организации восстанавливались после свержения самодержавия как объединенные – большевиков и меньшевиков. Но вскоре между ними наметились признаки раскола. Большевики, абсолютизировав идею диктатуры пролетариата, настаивали на необходимости перехода к социалистической революции. Меньшевики, естественно, таких взглядов не разделяли.
Александр Алексеевич Старцев никакого активного участия в революционных событиях не принимал. Но был вынужден, по требованию властей, предоставлять свой удобно расположенный и достаточно вместительный дом на Светланской для разного рода собраний. Совет рабочих и крестьянских депутатов размещался в нем целый месяц, пока в апреле не переехал в другое помещение.
Гораздо больше беспокоило Старцева неясное будущее. Как жить дальше? Как вести дела? Особенно остро этот вопрос встал после 26 октября, когда в город пришла весть об Октябрьской революции и перехода власти в руки большевиков. О том, как относиться власть Советов к купцам и промышленникам, во Владивостоке были наслышаны, и ничего хорошего для себя не ждали.
В июне 1918 года, в результате колчаковского переворота, власть Советов во Владивостоке была свергнута. В городе появились союзники Колчака: англичане, американцы, французы, японцы. Пришел конец собраниям, советам, исполкомам. Но для Александра Старцева новая власть обернулась другой стороной: у него призывной возраст, его призвали в армию солдатом и назначили, как специалиста, в портовую контору для работы по снабжению фронта углем.
Между тем, несмотря на установившуюся некоторую стабильность, в Приморье постепенно наступает спад промышленности. Рубль в ассигнациях обесценивается. Цены выросли, в среднем, в 3-4 раза.
От своего управляющего, Александр Алексеевич получает неутешительные сведения о состоянии старцевского хозяйства. Спрос на кирпич резко упал. Нет средств содержать имение на Путятине. И Старцев принимает нелегкое для себя решение – продать «Родное».
31 января 1920 года в городе произошел антиколчаковский переворот. От союзников в городе остались только японцы, которые оккупировали край до октября 1922 года. Колчаковской армии тоже не стало. Александр Старцев смог вернуться домой.
Весной 1920 года, домой возвращается и средний брат Дмитрий Алексеевич. Теперь братья вдвоем принимаются за восстановление пошатнувшегося хозяйства семьи Старцевых. Вопрос о возвращении имения на Путятине даже не поднимался. Все силы были брошены на угольное дело и кирпичный, а затем и стекольный завод.
В апреле 1920 года на территории Дальнего Востока была провозглашена Дальневосточная Республика. Основой ее экономики были рыночные отношения и государственный капитализм, многообразие форм собственности. В Приморском управлении ДВР пост министра промышленности занял друг семьи Борис Бринер. Все это убедило братьев Старцевых, что уезжать заграницу им не следует. Нужно остаться и работать на благо родного Приморья.
Они остались даже тогда, когда изгнав японцев, в октябре 1922 года части Красной Армии заняли Владивосток и в ноябре того же года была ликвидирована ДВР.
Но поскольку новая власть не имела опыта управления промышленностью, частный сектор экономики был сохранен. Предпринимателям, в том числе и Старцевым, обещалось многое, но уже вскоре стало понятно, что обещания эти во многом выполняться не будут.
В мае 1923 года появилось постановление о муниципализации частных домовладений. Александру Алексеевичу предложили выехать из дома на Светланской. В нем разместился горисполком, а Александр Алексеевич с Катей сначала жили по съемным квартирам, потом поселились в пригороде Владивостока на станции Седанка. В контору на работу приходилось ежедневно ездить на дачном поезде.
Поскольку в руках Александра Алексеевича была вся бухгалтерия фирмы «Торговый дом наследников А.Д. Старцева», он первый увидел ее приближающийся крах. (Подробнее о промышленных делах Старцевых в этот период, отражено в биографии Дмитрия Старцева.)
1 марта 1928 года фирма Старевых была ликвидирована. Александр Алексеевич остался без имущества и средств к существованию. Правда, было одно немаловажное событие, но стоит ли радоваться ему, в этих условиях, Александр Алексеевич не знал, - Катя ждала ребенка. 14 июля 1928 года она родила мальчика, которого в честь мужа назвала Сашей, но поскольку официально со Старцевым они расписаны не были, фамилию мальчику Катя дала свою – Шевченко. Что бы как-то свести концы с концами, Екатерина Степановна устроилась на работу, что в ее положении было весьма не просто. Но ее скудного заработка не хватало, поэтому в скупку снесли кое-что из ценных вещей.
Положение спас Борис Бринер. Он предоставил Александру Алексеевичу должность бухгалтера в своей конторе. Кроме этого братья Старцевы были держателями небольшого пакета акций Акционерного общества «Тетюхе». Все это помогло семье выжить на три ближайших года.
Но и над Бринерами сгущались тучи. К маю 1931 года их предприятие в Тетюхе было полностью национализировано. Бориса Бринера, находящегося в в это время в Москве, и его младшего брата Феликса, остававшегося во Владивостоке ожидал арест. И Бринеры решились на побег. Утром 31 мая 1931 года, под покровом тумана, семья Феликса Бринера и семья его младшей сестры Нины, взяв только самое необходимое, отплыли на лодке из Владивостока. Возле острова Русский их взяло на борт иностранное судно, шедшее курсом на Китай, с капитаном которого Феликс Юльевич договорился заранее. Почти одновременно с ними, из Москвы в Китай бежал и Борис Бринер.
Как ни тяжело было сохранять в тайне от всех подготовку своего побега, все же Бринеры не забыли о Старцевых и предложили им бежать вместе. Но Александр Алексеевич отказался. Трудно сказать, что подвергло его совершить такой шаг. Может быть, он в тайне надеялся на то, что большевики, высоко чтившие декабристов, не тронут внука Николая Бестужева. Но скорее всего причина была в другом, - Катя была на шестом месяце беременности. 15 сентября 1931 г. она родила еще одного мальчика, которого Александр Алексеевич, в честь брата, назвал Дмитрием.
В 1932 году началась паспортизация населения. Екатерине Степановне выдали паспорт с пропиской во Владивостоке, а Александру Алексеевичу в прописке отказали и предписали покинуть пределы Приморского края. Семья стала собираться в дорогу. О том, что бы бросить любимого человека и остаться с детьми во Владивостоке, Екатерина Степановна и помыслить не могла, хотя в городе у нее были родные сестры, и она, имея пролетарское происхождение, не будучи за Старцевым официально замужем, могла бы не плохо устроиться. Но она выбрала иное, и вместе с Александром Алексеевичем разделила его изгнание. Таким образом, внук декабриста Бестужева, повторил судьбу своего деда.
Сначала они осели в Барнауле, о чем свидетельствует краткая запись в сохранившейся копии паспорта Александра Алексеевича. Оттуда, списавшись с братом Дмитрием, Александр с семьей переезжает к нему в подмосковную Каширу.
Все вместе они поселились в съемной маленькой комнатенке, примерно 3,5 на 4,5 кв. метра на улице Свободы д. 14. Своими руками сделали ремонт, смастерили нехитрую мебель.
Интересен тот факт, что даже в таких условиях братья Старцевы, особенно Александр Алексеевич, сохраняли свои аристократические привычки. На улицу, даже за водой, он выходил чисто и аккуратно одетый в костюме с бабочкой. Много лет спустя, младший сын Александра Алексеевича Дмитрий в своей книге воспоминаний напишет: «Старые аристократические ритуалы братьев соблюдались неукоснительно. Утро. Отец с дядей до окончания туалета никоим образом не обмолвятся между собой, как будто не замечают друг друга. И лишь только побрившись, одевшись и подойдя на завтрак к столу, они пожимают руки и, называя друг друга по имени отчеству, желают доброго утра.
- Доброе утро Александр Алексеевич! Как почивали?
- Доброе утро Дмитрий Алексеевич! Хорошо. Спасибо.
Завтрак непритязателен, но гречневая размазня вызывает у воспитанных едоков положительные эмоции:
- Нет ничего вкуснее гречневой каши! – говорит один из потомков декабриста, восхищаясь каторжной похлебкой.
- Да! – соглашается с ним сын миллионера, - вкуснее ничего не бывает».
Александр Алексеевич устроился бухгалтером в городскую районную аптеку. Но вскоре директора аптеки предупредили, что у него, на госпредприятии, работает лишенный гражданских прав из «бывших», и его следует уволить, что и было сделано.
Что бы выручить семью, на работу санитаркой устроилась Екатерина Степановна. Вскоре Александр Алексеевич нашел работу бухгалтера у частника в каширской транспортной артели «Транспорт».
По своей природе Александр Алексеевич был интеллектуалом. В свободное время он писал короткие рассказы и стихи, составлял шахматные этюды. Когда объявили конкурс на лучший гимн Советского Союза, он написал свой вариант (стихи и музыку).
В 1936 году Александр Алексеевич и Екатерина Степановна официально узаконили свои отношения. Их сыновья получили фамилию Старцевы. Но их тихая счастливая жизнь продолжалась недолго.
Летом 1937 г Екатерина Степановна с детьми поехала во Владивосток навестить сестру. В конце августа она получила известие об аресте братьев Старцевых. Вернувшись в Каширу она бросилась в милицию, затем в местную тюрьму, но никаких сведений получить не могла. В один из дней ей «повезло». Она увидела в узком тюремном окне лицо мужа. Он тоже узнал ее, помахал ей рукой и исчез… Напрасно Екатерина Степановна умоляла, доказывала охранникам, что видела мужа, что он здесь в тюрьме, но ей отвечали отказом.
А между тем братьев перевели в московскую тюрьму на Таганке. На допросах от них требовали подписать признания в шпионаже в пользу японской разведки. А так же в том, что они имели сношения «со злейшим врагом Советской власти Борисом Бринером, имевшим близкую политическую связь с Японией», состояли у него на службе. А «доказательством» послужила, изъятая при аресте у Александра Старцева та самая фотография, сделанная почти четверть века назад на балконе дома Старцевых во Владивостоке.
Этого оказалось достаточно, что бы 9 октября 1937 года на заседании Тройки при управлении НКВД СССР братьям Старцевым был вынесен смертный приговор.

А Екатерина Степановна долгое время ничего и не знала о судьбе мужа. Умом понимала, что нет его в живых, но сердце отказывалось верить. И она осталась в Кашире ждать. А вдруг вернется?! Там в Кашире ее застала война. Много лишений пришлось ей пережить, что бы вырастить и воспитать двоих сыновей.
В 1946 году сестра выписала ее с детьми на постоянное место жительство во Владивосток, из которого в начале 1950-х их чуть не выселили обратно, но смерть Сталина помешала этому.
В марте 1959 года пришло известие, что Постановлением Президиума Московского суда № 249 от 20 февраля того же года Александр Алексеевич Старцев был реабилитирован (посмертно).
Екатерина Степановна прожила долгую жизнь. Скончалась она в 1990 г. в возрасте 89 лет и была похоронена на городском кладбище Владивостока.
Екатерина Степановна никогда и никому не рассказывала о своем муже, будучи малограмотной, она не вела никаких записей, да и много из истории рода Старцевых она и сама не знала, поэтому Саша и Митя росли ничего не зная о своих предках. Их жизнь – жизнь детей «врага народа» и без того была очень трудной.
Многие тогда, опасаясь за свою жизнь и свободу, отвернулись от них. Даже двоюродная сестра отца Мария Васильевна Будылина, которая когда-то была так неразлучна с братом, оказалась признать своих племянников. Поэтому некому было рассказать мальчикам о том, кто были их дед и прадед, какую истинную роль сыграли они в истории России.

Прошли годы. Мальчики выросли.
Младший, хулиганистый непоседа Митька стал моряком. Мечтал о дальних плаваниях, но клеймо сына врага народа не позволило ему осуществить эту мечту. Поэтому ходил он только по Дальневосточным морям и Ледовитому океану. Женился. И хотя семейная жизнь не сложилась, у него выросли две дочери.
Сейчас Дмитрий Александрович живет во Владивостоке. Выйдя на пенсию, он занялся литературной деятельностью. Он член Союза писателей России. Его очерки, рассказы и сказки печатаются в приморских журналах. Выпущено несколько отдельных книг. Но главной его работой была и остается небольшая книга-воспоминаний «Владивосток -Кашира».
Старший Александр трудовую деятельность начал еще в 15 лет в Кашире. Работал на стройке. Закончил вечернюю школу. Отслужив в армии, он поступил во Владивостокский политехнический институт (ДВПИ), но как сын «врага народа» был вскоре отчислен. Позднее Александр Александрович закончит его заочно. В 1970-х гг. он работал заместителем начальника управления капитального строительства Дальневосточного центра. Женился. У него родились две дочери и сын.
Однажды ему на глаза попалась статья в газете. Неизвестный ему журналист Владимир Бараев рассказывал историю своих поисков потомков декабристов Бестужевых. В статье, к великому изумлению Александра, прозвучало имя его деда Алексея Дмитриевича Старцева.
В 1977 будучи в Москве в командировке Александр Александрович позвонил Бараеву и они встретились. Так к Старцевым вернулась история их рода.
В 2005 году Александр Александрович вместе с сыном и внуком напишут интересный исторический очерк «Хроника трех поколений» об истории рода Старцевых.
Именно этот очерк и лег в основу кратких биографий семьи Старцевых, о которых мы рассказали Вам на страницах нашего сайта.
Литература:
А.Старцев и А.Шерешев «Хроника трех поколений». Владивосток. 2006 г.
Д. А. Старцев «Владивосток – Кашира». Владивосток. 2008 г.
Э.Л. Прей «Письма из Владивостока». Владивосток. 2010 г.
admin
Администратор
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 31 авг 2011, 12:21

Вернуться в Старцевы

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron